ПРЕССА
ruzh-TWenfrdeitestr

Музыканты «Миража» рассказали об отношении к Алле Пугачевой и гастролям за рубежом, вспомнили, как их взяли на концерте в заложники и почему солистки сбегали из группы 

- Кис, давай скорее, к нам журналисты пришли, - по-свойски обращается гитарист легендарной группы «Мираж» Алексей Горбашов к солистке Екатерине Болдышевой.

- Да-да, секунду, - отвечает певица, нанося последние штрихи грима.

Вокруг суета и шум. Музыканты готовятся к выступлению в ресторане «Максимилианс», а параллельно общаются с «КП-Екатеринбург». Нашему изданию солистка «Миража» Екатерина Болдышева и бессменный гитарист Алексей Горбашов рассказали об отношении к Алле Пугачевой, кредитах в пандемию, вспомнили, как их взяли на концерте в заложники и, почему солистки сбегали из группы.

«НАМ НРАВИЛАСЬ АЛЛА ПУГАЧЕВА»

- «Мираж», безусловно, – легенда. А можете назвать звезд российского шоу-бизнеса, которые оказали на группу большое влияние?

Екатерина: Я бы сказала, что, наоборот, «Мираж» очень повлиял на многих в плане музыкального стиля и звучания. А у каждого из нас были свои кумиры, которых мы считали учителями в музыке. Но поскольку мы – дети советские, конечно же, нам нравилась Алла Пугачева. Я активно слушала группы «Альфа», «Воскресенье», «Машина времени».

- Сейчас Аллу Борисовну и Максима Галкина обвиняют в том, что они уехали из страны и дают концерты за рубежом. Как вы к этому относитесь?

Екатерина: Каждый человек свободен в своем выборе. Пусть этот выбор будет на совести каждого из нас. Мы свой выбор сделали уже давно. На протяжении многих лет мы работали за границей, и у нас были все возможности, для того, чтобы остаться там насовсем. Но мы для себя решили, что хотели бы жить в России. За границу выбираемся только на гастроли. За последний год побывали с концертами в Турции, на Кипре, в Казахстане и Молдове.

- Сколько вам удается зарабатывать на концертах в год?

Алексей: О конкретных цифрах говорить не хочется, чтобы не подумали: «Слишком богато живут» (Смеется). Но эти средства идут в карман не только музыкантам, но и директору, администраторам группы, юристам и смм-менеджерам. Часть средств идет на дальнейшее развитие группы. В пандемию мы накопили долги, пришлось брать несколько кредитов и занимать деньги у знакомых, чтобы спасти группу. Сейчас все возвращаем. Благо, активная концертная деятельность возобновилась.

- Где удается заработать больше: в клубах и ресторанах или на обычных концертах?

Алексей: Самые прибыльные выступления – это закрытые, частные корпоративы. Но мы не даем себе установку выступать только на «богатых» концертах. Мы поем для зрителей, которые нас любят и ждут. Есть люди, у которых просто нет на это денег. Для них мы делаем концерты бесплатно. Ездим в госпитали, тюрьмы, детские дома, интернаты.

«НАШ ОХРАННИК СПАС НАМ ЖИЗНЬ»

- Екатерина, вы были солисткой группы в 90-е годы. Опасно тогда было выступать?

Екатерина: Не то слово! Доходило до того, что какие-то поклонники хотели увезти меня в неизвестном направлении, и однажды даже держали весь коллектив в заложниках. Бывало по-настоящему страшно. Но, к счастью, меня никто так и не похитил, все заканчивалось благополучно.

- А что это была за история, когда вас держали в заложниках?

Екатерина: Это было в 94-м или 95-м году. Мы выступали в Грузии. А после концерта какой-то влиятельный бизнесмен, так нам его представили, пригласил нас и наших организаторов на банкет. Он проводился в единственном зале в этом городе, который стоял где-то на вокзале. Сидели-сидели. А когда стали собираться уходить, к нам подошел…

Алексей: один из гостей банкета – местный авторитет пригласил Екатерину на танец и сказал ей: «Я хочу тебя украсть, сегодня ты будешь моей». А мы во время гастролей жили в частных домах, потому что все гостиницы тогда были заняты. И у нас были охранники – это люди, прошедшие в Грузии войну. Они видели все. И вдруг, когда мы были на этом банкете, они подходят к нам совершенно белые, с трясущимися руками и говорят: «Кать, сейчас скажу лезть под кровать, полезешь».

Екатерина: Наш бас-гитарист спрашивает, что случилось. А охранник и говорит, что нас окружили люди этого бизнесмена, потому что он приехал на мне жениться. Его люди сидели там всю ночь. Меня прятали. Помню, мы бежали какими-то огородами до нашего домика.

Алексей: Там все были пьяные. И только под утро, когда начали трезветь, выяснилось, что наш охранник участвовал в одних боевых действиях с человеком из компании «жениха», и, более того, наш охранник спас ему жизнь. Они начали брататься, обстановка разрядилась. И нас уже спокойно отпустили. А когда мы утром улетали в следующий город, этот бизнесмен подъехал, чтобы извиниться перед нами. Так наш охранник спас нам жизнь.

«О ДУЭТЕ С МОРГЕНШТЕРНОМ* ДАЖЕ НЕ ДУМАЛИ»

- Екатерина, вы – первая солистка группы «Мираж», которая начала петь на концертах живьем. С чем было связано такое решение основателя группы Андрея Литягина?

Екатерина: Видимо, с тем, что в какой-то момент группе пришло время «повзрослеть». Тогда, в 90-е, ходило множество сплетен и слухов, и с этим надо было что-то делать. Живая работа не оставила шанса злым языкам, и скандалы быстро сошли на нет.

- У вас тогда было по 30 концертов в месяц. Как это отразилось на вашем здоровье?

Екатерина: 30 концертов – это в самые «скромные» месяцы. У нас были периоды, когда в день нужно было давать по три концерта. Кучу болезней, перенесли на ногах: у тебя температура, но ты все равно встаешь и работаешь. И это не могло не отразиться на здоровье. До обмороков дело не доходило. Но однажды в Германии только за декабрь мы дали 48 концертов, и все они были в разных городах! Заключительный концерт в этой поездке был 1 января. Мы закончили выступление, и за кулисами нас встречали коллеги из других коллективов с бокалами шампанского в руках. «Ну, с окончанием!», - произнес Анатолий Бондаренко из группы «Нэнси» и вручил мне бокал. Я хотела что-то сказать в ответ, но вместо слов раздалось лишь какое-то шипение. Голос в одно мгновение пропал! Я не могла произнести ни звука. Первым делом по приезде в Москву я поехала к фониатру. Приговор был суров: связкам нужен был отдых, и для того, чтобы они восстановились, молчать придется целый месяц. Помню, тогда пришлось перенести или отменить все ближайшие концерты – вопрос работы под фонограмму никогда даже не обсуждался.

- Многие из звезд эстрады уже сделали дуэты с молодыми популярными исполнителями, такими как Егор Крид, Моргенштерн*, Niletto или Даня Милохин. А вы над дуэтом с кем-то из них думали?

Екатерина: Мне кажется, у нас совершенно разные миры, например, с Моргенштерном*. Мы совсем никак не связаны. И с другими молодыми артистами не пересекаемся на каких-то общих мероприятиях и концертах. Хотя, жизнь впереди длинная…

- А как вы думаете, «выезжать» за счет старых хитов это честно?

Екатерина: Наверное, нечестно «выезжать» на репертуаре, который тебе не нравится, и который ты исполняешь без удовольствия. Я же люблю эти песни, мне не надоедает их исполнять, и я делаю это с огромной радостью. Я уверена, что делаю это честно.

«"ГОЛОДРАНЦЫ" РАЗВОДИЛИ СОЛИСТОК»

- Екатерина, к тому моменту, когда вы пришли в группу, в ней уже сменилось множество участниц. У вас это вызывало подозрения о конфликтах?

Екатерина: Да, меня предупреждали, что в группе непростые отношения, и я была готова к возможным сложностям. Я помню, на одном из первых концертов кто-то прислал записку: «Катя, зачем ты поешь Танины песни?» И это притом, что это была совсем новая программа, композиции которой никогда до этого не издавались. И вдруг вот такая записка… Скажу честно, для меня это был непростой период, но он достаточно быстро прошел.

- Алексей, как бессменный музыкант коллектива, можете объяснить, почему солистки то уходили из группы, то возвращались вновь?

Алексей: Да разные амбиции, на самом деле. Но такое часто случается, когда девочка встречает некого мужчину, и начинается «ночной телефон». Когда ей говорят: «Ты самая красивая, ты самая лучшая, тебя обманывают. Эти продюсеры из тебя все жилы тянут. Тебе мало платят. Давай сделаем с тобой проект новый». Так, к солисткам присасывались какие-то «голодранцы» и разводили их на то, чтобы уйти из группы, в надежде сделать из девушек рабочих лошадок. И девушка такая: «Ой, я поехала, мне другие песни написали». И башня улетает. И кажется, что так будет лучше. У кого-то получается. А кто-то потом понимает, что не получилось стать звездой, какой «я была там», когда все кланялись, цветочки дарили и за автографами очередь выстраивалась. А здесь уже такого нет.

Екатерина: Меньше всего я думаю об этом. Для меня ни деньги, ни успех не являются целью. Я выхожу на сцену потому, что получаю от этого удовольствие. В моей жизни был достаточно большой период, когда мы с Алексеем занимались сольным творчеством, и в это время нам вполне хватало работы и внимания зрителей. «Мираж» для меня – это достаточно большая часть жизни, это проект, работа в котором доставляет мне удовольствие. И это главное.

*признан в России иностранным агентом.

Фото: Алексей Булатов

https://www.ural.kp.ru/daily/27406/4603488/