Счетчик Mail вверху

Есть такие места, в которых ты вроде побывал много раз, но когда приезжаешь вновь, кажется, что попадаешь сюда впервые. Именно такие ощущения не покидали нас в весенней гастрольной поездке по Уралу, хотя, казалось бы, проехали весь Уральский хребет вдоль и поперёк за минувшие 30 лет, и здесь всё те же горы, те же сосны, те же разбитые дороги и отсутствие мобильной связи, а продукты, как и тогда, имеют давно забытый вкус и запах настоящей еды...

В аэропорту нас встречает мягкий минивэн. Сквозь шум двигателя и расспросы организатора Максима о том, как долетели, я краем уха слышу, как водитель Саша отвечает кому-то по телефону: “Я уже не в городе. Проезжаю халиловский отворот. Уехал на пять днёв с ночевОй.” Путешествие обещает быть нескучным. Одна только речь Саши, который увлечённо рассказывает про машины, дороги и местные обычаи, вызывает массу положительных эмоций. Время в дороге за разговорами летит быстро. Организатор нашего тура Валерий рассказывает всякие гастрольные байки про то, как недавно перевернулся на машине, когда ехал встречать в аэропорт Сашу Добрынина, но всё-таки успел к самолёту, про то как в 90-е с ним рассчитывались за концерты бартером, и самым выгодным из них оказалось зерно, которое он продал так удачно, что сумма, вырученная от его продажи, в несколько раз превысила возможную выручку от продажи билетов. Да, про 90-е можно много чего вспомнить. У каждого из нас куча таких историй.
Серёжа Крылов, например, с удовольствием вспоминает, как в кулуарах циркового фестиваля в Монако принцесса Стефания прикуривала от его зажигалки и пела дифирамбы русскому цирку. А мне вдруг припомнилось, как на первых германских гастролях в 95-м на нас “наехал” местный германский рэкет.
Дело было в городе Зигене. Это был заключительный концерт в туре. После концерта к нам в гримёрку пришли подвыпившие ребята с вопросом: есть ли у нас “крыша”. Если уж говорить серьёзно, то в те годы в нашей стране, действительно, было невозможно работать без “крыши”. На гастроли по необъятным просторам нашей родины с нами ездили накачанные ребята, которые не только могли защитить от местных хулиганов, но и решить более сложные вопросы на любых уровнях, если они вдруг возникали. Мне не так давно пришлось вспомнить одну такую историю для журнала Стар-Хит. Но, это всё было в другой жизни в далёкой от Зигена России. Мы оценили “юмор”, и попросили ребят освободить помещение. Мы торопились домой - на следующий день заканчивались наши визы, и днём мы вылетали в Москву, но сначала надо было проехать 300 километров до Лингена, где мы жили все эти дни, немного поспать, упаковать вещи и купить сувениры. Но организаторы нашего тура, вместо того, чтобы просто культурно выпроводить подвыпивших парней, явно насмотревшихся боевиков про русскую мафию, вызвали на свою и нашу голову полицию. Заслышав звуки сирены, рэкетиры быстро протрезвели и ретировались, а вот мы после приезда бравых полицаев проследовали в местное ГУВД, где до самого утра подписывали какие-то непонятные нам бумаги и листали огромные книги с портретами и фотороботами местных злодеев. Это была настоящая подстава. Рома Мухачёв, который играл с нами тогда на клавишных, купил на этих гастролях чудо-машину - реэкспортные Жигули пятой модели. Он планировал отоспаться днём, и под вечер выехать на ней в Москву. Но ночь, проведённая в полиции, сломала все наши планы. Мы едва успевали заскочить домой за вещами, не то, чтобы поспать или запастись сувенирами. Отпускать Ромку одного после бессонной ночи было слишком рискованно. И мы с Катериной, вместо комфортного и безмятежного перелёта на авиалайнере, предпочли прокатиться с Ромой за компанию. Наскоро покидав вещи в багажник, и вставив спички в глаза, мы отправились в путь. Все, кому когда-либо посчастливилось путешествовать на Жигулях, представляет, что значит провести почти двое суток в этом чудесном транспортном средстве в дороге без сна и отдыха. К тому же, Ромины Жигули, как им было и положено, почти сразу сломались. Благо, это случилось ещё в Германии, и вызванная нами дорожная помощь ADAC за полчаса устранила неисправность. В результате уставшие и измученные мы всё-таки добрались до Москвы, но до сих пор вспоминаем об этом путешествии с содроганием.
Ещё одна “весёлая” история приключилась, когда мы были в 91-м на гастролях в Тбилиси. Концерты проходили в зале филармонии. Организаторы проявили настоящее грузинское гостеприимство, поселив нас в самом центре города в лучшем номере лучшего отеля. Это были президентские аппартаменты в гостинице Тбилиси - настоящем шедевре архитектуры XIX века с мраморными лестницами, лепниной, скульптурами и мозаикой. Окна нашего номера выходили на проспект Руставели, а немного наискосок от нас находился Парламент Грузии. И все эти дни, пока мы жили в отеле, под нашими окнами проходили бесконечные митинги и демонстрации протеста против правившего тогда страной президента Гамсахурдии. В последний день гастролей организаторы устроили прощальный банкет. От обилия выпитого за ночь вина на утро нашему басисту Диме Червецу стало плохо с сердцем. До выезда в аэропорт оставалось ещё немного времени, и мы вызывали "скорую". Врач внимательно послушал сердце, измерил давление, посветил Диме в глаза и попросил высунуть язык. Вердикт был однозначный - никаких перелётов! Больному требовалась госпитализация, капельница и полный покой под наблюдением врача. Но Дима, услышав про больницу, замахал руками. "Я не поеду в больницу, я хочу домой к маме!" Пришлось уговаривать одновременно и докторов и Диму, чтобы он остался в отеле. Димка согласился на компромисс, пообещав доктору, что он отоспится в номере под наблюдением организаторов, и в ближайшие день-два никуда не полетит. Ему сделали укол, и он провалился в сон, а мы, минуя колонны манифестантов на проспекте Руставели, с тяжёлым сердцем поехали в аэропорт, взяв с организаторов слово позаботится о нашем боевом товарище и отправить его домой, как только он придёт в себя. По приезду в Москву мы узнали из новостей, что в тот же день акции протеста в Тбилиси переросли в беспорядки, а в нашем фешенебельном отеле разместилась оппозиция. На кадрах хроники мы узнали тот самый шикарный люкс, из которого выехали буквально несколько часов назад. Именно в нём расположился штаб оппозициционеров. Мы тут же начали трезвонить по всем телефонным номерам, чтобы узнать о самочувствии и судьбе Димы, но дозвониться в Тбилиси было невозможно. На следующий день все программы новостей начинались со срочных сообщений от грузинских корреспондентов. В городе начались уличные бои, и в сводках показывали кадры боестолкновений. По проспекту уже двигались не протестанты с плакатами, а танки и бронетранспортёры. Телефоны по прежнему не отвечали. Мы весь день не отходили от телевизора, и ждали очередных сообщений. Во всех дневных выпусках корреспонденты рассказывали о столкновениях, а в кадрах хроники несколько раз показывали сюжеты из штаба оппозиции. Мы смотрели, во что превратился наш фешенебельный люкс, и не верили своим глазам. Стёкла серванта, в котором стояла дорогая посуда, разбиты, на полированным столе с инкрустацией - склад оружия и горы окурков. А мы продолжали безуспешно накручивать телефонные диски. В вечернем выпуске вновь показали кадры хроники, а голос за кадром сообщил, что правительственные войска выпустили несколько реактивных снарядов в штаб оппозиции, располагавшийся в отеле Тбилиси, и показали картинку, по которой было понятно, что весь этот шедевр дореволюционного зодчества превратился в груду битых камней вместе со всей лепниной, скульптурами, картинами, нашими аппартаментами и генштабом оппозиционных сил. Мы буквально не находили себе места, не зная, что предпринять. Только на третий день, когда мы уже на полном серьёзе обдумывали безумные планы лететь в Тбилиси на поиски, Дима позвонил и доложил, что он жив и здоров, и только что вернулся в Москву. Как выяснилось, в тот же день, когда мы улетели, его забрали к себе домой организаторы. В городе начались бои, и во многих районах не работали телефоны. На следующий день после Диминого возвращения воздушное сообщение с Тбилиси было прекращено, а беспорядки переросли в гражданскую войну, которая продлилась 2 года и закончилась сменой власти.
После войны, в 94-м мы тоже были на гастролях в Грузии, и там нас тоже ждали приключения - мы целую ночь провели в заложниках, окружённые головорезами с автоматами. Таким оригинальным образом местный авторитет Миша из города Самтредиа решил сосвататься к Катерине. Но это уже другая история, которой сама Екатерина поделилась в своих воспоминаниях в книге “Мираж - как это было”.
Но, к счастью, это всё в прошлом. Сейчас на дворе 2016-й, и мы колесим по дорогам Урала. И, хотя "лохматые" 90-е остались лишь в воспоминаниях, но ощущение потерянности во времени не покидает меня все эти дни. Сегодня жителю мегаполиса даже трудно себе представить, как можно жить без мобильного телефона, но здесь на перегонах между крупными городами на протяжение многих десятков километров нет никакой связи, в том числе, и в населённых пунктах.
Каждый день гастролей преподносит нам какие-нибудь новые сюрпризы. Когда в одном из городов мы поздно ночью селились в гостинице, я обратил внимание, что во дворе отеля виднелись поленницы дров. Отлично! Значит, в гостинице есть баня! Надо завтра попариться перед отъездом - пришла в голову первая мысль. Каково же было моё изумление, когда утром на мой вопрос о бане администратор отеля объяснила, что бани в отеле нет, а дрова нужны для тепла, так как отель не подключен к центральному отоплению, поэтому в нём отопление дровяное, и поинтересовалась, не было ли нам жарко. Ночью, действительно, было жарко, мы спали с открытыми форточками. Вот тебе и век нанотехнологий... Мы благодарим администратора за тепло и уют, и отправляемся дальше.
Несмотря на мягкий минивэн и предельную аккуратность Саши, спустя неделю путешествий по уральским дорогам, меня не покидает чувство, что это не мы проехались по Уральскому хребту, а Урал прошёлся по нашим хребтам своими выбоинами и ухабами. Некоторые участки дорог напоминают кадры хроники из мест боевых действий.
Но все эти лишения с лихвой компенсируются отличной кухней. Перемещаясь по 200-300 километров в день, мы делаем передышки на обед или ужин в придорожных кафе. Места, где можно вкусно перекусить, можно безошибочно определить по обилию кучкующихся фур и автобусов. Цены в этих заведениях вызывают полное недоумение. Самое популярное блюдо, встречающееся в меню всех кафешек - салат “Мужские грёзы” или "Мужской каприз". На третий день гастролей мы, заходя в кафе, с порога, не глядя в меню, просим: “Нам, пожалуйста, четыре “Стриптиза” на закуску!” Девушки за прилавком обычно смеются, и с радостью выполняют наш заказ. А пока готовятся блюда, я делаю наброски этой заметки. Свежий воздух и ароматы с кухни буквально сносят крышу. Вот так бы и остался здесь с ноутбуком и тазиком салата в компании радушных официанток среди гор и сосен! Но, наше турне подходит к концу, а нас ждут концерты в Москве и поездка на побережье Черного моря.

С приветом из глубины Уральских руд,
Алексей Горбашов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить