Пока бывшие солистки группы «Мираж» «козыряют былой славой», действующий с 1991 года состав работает и готовится к предстоящему юбилею. Сегодня в гостях у «БМ» солистка группы «Мираж» Екатерина Болдышева и гитарист Алексей Горбашов
Для Алексея Горбашова история группы «Мираж» началась в 1988 году. До этого времени он успел поработать в группах «Альфа» с Сергеем Сарычевым и «Монитор». А в 1991 году создатель группы «Мираж», известный композитор Андрей Литягин представил зрителям Первого канала новую солистку коллектива Екатерину Болдышеву. С появлением Кати у «Миража» в прямом смысле открылось второе дыхание: так, третий альбом группы «Не в первый раз», в котором она спела все вокальные партии, стал официально «золотым».

Вы почти 30 лет работаете вместе. Наверняка накопилось множество историй?

Екатерина: Таких историй невероятное множество. Начиная с того, что пару раз мы приезжали не в тот аэропорт. Мы настолько замотались в поездках, что от усталости и невнимательности перепутали информацию о вылете.

Алексей: Очень много гастрольных историй, связанных с «трудностями перевода». Однажды в поезде Москва-Таллин на пограничном контроле эстонская пограничница сформулировала свой вопрос о цели нашего визита в Эстонию такими словами: «Э-э-э… куда… ты?». В другой раз в Германии пограничник неправильно прочитал мою фамилию. Заглянув в мой паспорт, он произнёс: «О, мистер Горбачёв, ю велкам!», на что я возразил, что, к счастью, я не Горбачёв, а Горбашов. Офицер спросил, почему к счастью. Я не стал углубляться в подробности и ответил, что мистер Горбачёв не мой герой. Надо сказать, что заявлять такое в Германии достаточно рискованно. Для немцев первый и последний президент СССР – народный герой. Но офицер извинился за оплошность и добавил: «Ты знаешь, и не мой герой тоже. Хочешь, я покажу тебе, кто мой герой?». И со словами «Вот кто мой герой» поставил передо мной на стойку кружку с портретом Путина. Жаль, что в зоне пограничного контроля запрещено снимать видео и фото!

Ещё один казус приключился в Америке. Мы прилетели в Майами, где должны были выступить в новогоднюю ночь в крупном развлекательном комплексе. Накануне организаторы поинтересовались, в какое время нам удобно было бы настроить звук, и сказали, что концертный зал арендован на сутки, и с 12 часов дня он в нашем распоряжении. Ровно в 12 часов дня мы приехали на площадку, а специально приглашённый местный звукорежиссёр включил музыку на всю катушку, чтобы продемонстрировать нам всю крутизну аппаратуры. Когда зазвучали сабвуферы, расположенные под сценой, мои кофры с инструментами запрыгали по полу. Но не прошло и минуты, как демонстрация аппаратуры была прервана дикими воплями ворвавшейся в зал тётечки. Она истошно орала, пытаясь перекричать линейный массив мощностью два десятка киловатт. Звукорежиссёр убрал громкость, и стало отчётливо слышно, о чём вопит тётечка с такой страшной силой отборным американским матом. Как выяснилось, организаторы не оговорили время, в которое можно проводить саундчек. Зал-то был арендован, но издавать звуки, как оказалось, в нём было можно только после шести вечера. В непосредственной близости с концертным залом располагался ипподром, на котором в это время проходили бега, а на первом этаже, прямо под концертным залом, находились конюшни с лошадьми, стоимость которых, по словам истошной тётечки, исчислялась миллионами долларов. Из её гневной тирады стало ясно, что из-за нашей музыки у лошадок мог случиться стресс, но в принципе, даже не в самих лошадях было дело. По словам тётечки, нам бы лучше этого не знать, какой стресс мог случиться у тех, кто сделал на этих лошадок ставки!

Сегодня все без исключения популярные артисты и коллективы вынуждены заигрывать с молодежью и публикой вообще. Маликов записывает треки с блогерами, Киркоров - с рэперами. Как поступаете вы?

Екатерина: Если заигрывать с кем-либо только ради того, чтобы собрать лайки в интернете, то, к счастью, у нас в этом нет нужды. Я думаю, надо просто быть на своём месте и уметь хорошо делать своё дело, тогда ты будешь нравиться всем. Главное – не потерять себя в погоне за лайками и сиюминутными капризами моды.

Алексей: Если делать это ради того, чтобы привлечь молодёжь на наши концерты, то и здесь эта тема не работает. Купить молодёжь невозможно. Молодое поколение очень тонко чувствует фальшь, когда дедушки и бабушки начинают разговаривать с ними на их языке, и воспринимают это чаще всего с насмешкой и издёвкой. Они воспринимают всерьёз лишь своих сверстников. Мы видим часто представителей молодого поколения на наших концертах, наверное, именно потому, что мы не стараемся их купить на дешёвый хайп.

Но, говорят, вы готовите какой-то необычный дуэт?

Алексей: Да, готовим несколько новинок. В том числе и совершенно неожиданный дуэт. Но не будем раскрывать раньше времени карты. Совсем недавно мы дали новую жизнь нашему старому хиту «Видео». Эта песня была написана 30 лет назад, и она была о том, что действительно владело нашими умами в те годы. Сейчас времена изменились, и теперь мы попали в другие сети. Большинство из нас сегодня не мыслит свою жизнь без гаджетов и интернета. Об этом и поётся в новой версии нашей старой песни. Но это далеко не все новинки, которые мы готовим с композитором Андреем Литягиным. Осенью выйдет новый клип и новые песни.

Какие выступления этого лета или гастроли запомнились вам больше всего?

Алексей: Один из этих летних концертов нам точно запомнится надолго! Мы выступали на фестивале в Эстонии на берегу Чудского озера. Раз в году на побережье случается нашествие мошек-подёнок. Местные жители называют этот день «мухина свадьба». Эти мошки живут лишь сутки, за это время они должны успеть спариться и отложить яйца на поверхности воды. Как нам рассказали старожилы, такого нашествия мошек они не видели никогда. Когда началось наше выступление, на улице было ещё светло, и их практически не было. Но буквально через полчаса начало темнеть, и мошки начали кружить в воздухе в немыслимых количествах. Они летели на свет прожекторов на сцену, ими были облеплены наши руки, они норовили залететь в рот и в глаза. К последней песне их было столько, что за их завесой было практически не видно зрителей.

Екатерина: Это было настоящее испытание – одновременно отмахиваться от мошкары и попадать в ноты. Но это было только начало! Настоящий Хичкок нас ждал в отеле! День выдался жаркий, и, уезжая на концерт, мы оставили окно в номере открытым. Мошки со всей округи слетелись в наш номер. Мы пробовали их выгонять, но это было бессмысленно. А если мы выключали свет, мошки, как по команде, замолкали и садились на стены и потолок.

Алексей: В итоге мы выключили в номере весь свет и открыли дверь в коридор отеля, а сами ушли в гости к нашим музыкантам в соседний номер. И пока нас не было в номере, все этот рой переместился на свет в коридор.

Екатерина: Кстати, Эстония довольно часто значится в нашем гастрольном графике. И почему-то именно здесь на гастролях происходят необычные вещи: однажды нам довелось слетать на обед на вертолёте, несколько лет назад песню «Музыка нас связала» на концерте вместе с нами спела депутат Европарламента и экс-министр иностранных дел Эстонии Кристина Оюланд.

Алексей: А недавно известный российский банкир пригласил нас в Эстонию выступить на юбилее своей супруги. Концертной площадкой на этом торжественном и дорогостоящем мероприятии послужила… конюшня! Правда, по прямому назначению это сооружение не использовалось уже очень давно. Эта постройка была частью усадьбы 19 века, и сейчас, после реставрации, она используется как банкетный зал. Но всё равно, это было очень непривычно и необычно.

Вы постоянно выступаете за рубежом. Как вас встречают бывшие соотечественники?

Алексей: Начиная с середины 90-х, мы практически целое десятилетие колесили по Европе. В нашей стране в 90-е годы случился экономический кризис. Большинству наших граждан стало просто не по карману ходить на концерты. Кассовые концерты в те годы сошли практически на нет, и гастрольная деятельность для большинства артистов свелась большей частью к обслуживанию пьяных вечеринок первых новых русских. Нас такая работа не устраивала от слова «совсем». И наша гастрольная деятельность переместилась в страны Европы. На волне ностальгии, которую переживают все эмигранты, была невероятная востребованность в нас и нашей музыке. У нас были расписаны все выходные на месяцы вперёд. Ночные клубы и дискотеки стояли в очереди, чтобы заполучить нас к себе на один вечер. В одном из новогодних туров в начале 2000-х только за декабрь мы дали в Германии 48 концертов! И везде был невероятный приём.

Екатерина: Мне очень запомнился один из наших клубных концертов в Париже. Мы выступали в клубе «Миллиардер» на Елисейских полях. Там на наше выступление собралась русскоязычная парижская интеллигенция. Нас долго не отпускали со сцены. Спустя час после окончания концерта мы вышли на сцену проверить, не осталось ли чего из нашего оборудования после того, как технический персонал закончил собирать аппаратуру. Как оказалось, человек 30 терпеливо ждали, когда мы переоденемся, чтобы взять автографы и пообщаться. Они так и сказали: ну, присядьте к нам за столик хотя бы на пять минут, мы так вас ждали! Отказать было невозможно.

Алексей: Самое удивительное, что среди ожидавших нас поклонников оказались и французы, которые не говорили по-русски. Я спрашиваю, понравился ли им концерт? Ведь все песни были на непонятном им языке. Муж одной из поклонниц, француз, с восторгом воскликнул, что мадемуазель Болдышева так проникновенно и эмоционально пела, что ему было понятно каждое слово! Наша встреча в результате затянулась часа на два. Им было интересно все: начиная от творческих планов и кончая тем, какие шляпки носят в Москве в этом сезоне. Ну, а они, в свою очередь, рассказали нам о парижской жизни много того, о чём обычно не пишут в путеводителях.

Екатерина: Сейчас мы продолжаем активно гастролировать за рубежом. Если в прошлом году мы гастролировали по Северной Америке и странам Западной Европы, то в этом году решили порадовать наших поклонников в бывших советских республиках. Мы уже посетили по несколько раз Эстонию и Казахстан, побывали в Латвии и Молдове. Нас встречали и продолжают встречать везде очень гостеприимно и радушно.

Так в чём, на ваш взгляд, секрет популярности «Миража»? Что это – желание слушателя вернуть молодость, или, быть может, на современной эстраде нет ничего равноценного?

Екатерина: Сейчас у людей старшего поколения в нашей стране, действительно, большая ностальгия по тому времени. Ностальгируя под наши песни, они в первую очередь вспоминают себя в то время. Поклонники часто так и говорят: я впервые поцеловался с девушкой под «Мираж», мы слушали ваши песни на выпускном, а меня под песни «Миража» провожали в армию.

Алексей: Любое произведение искусства является отражением духа и эстетики своего времени. И в песнях группы «Мираж» запечатлелось то время, в которое мы их записали. Само время было такое, когда всё было легко и просто: не было кредитов, санкций и ипотек, а бензин стоил 75 копеек за 10 литров. Мы сами были молоды и наивны. Всё это и запечатлелось в наших песнях. Сегодня мир живет в другом темпе. Благодаря интернету, мы стали воспринимать информацию в виде коротких сценок и сюжетов. Мышление молодого поколения уже сложилось под воздействием этой быстрой смены картинок, роликов и смайликов. В таком же темпе сейчас сменяются вкусы и пристрастия. Никто не заморачивается создавать что-то на века. Исполнители, которые могли бы собирать стадионы, не плодятся пачками. Как правило, требуется какое-то время, чтобы проект «дорос» до стадионного уровня. Но большинство современных «звёзд» сгорает намного быстрей, чем для них могло бы прийти время собирать стадионы. Так что «Мираж» не теряет своей актуальности и десятки лет спустя!

https://bm24.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ОРГАНИЗАЦИЯ КОНЦЕРТОВ И ГАСТРОЛЕЙ ГРУППЫ "МИРАЖ"
+7 (926) 513 59 11    +7 (495) 940 90 67
E-mail: concert@mirage.su
Концертный директор: Андрей Маликов

Техническая поддержка

Техническая поддержка