ПРЕССА
ruzh-TWenfrdeitestr

В этом году группа «Мираж» отмечает своё 35-летие. А солистка коллектива Екатерина Болдышева и легендарный гитарист Алексей Горбашов – 30-й юбилей своих отношений. Мы встретились с музыкантами в одной из московских кофеен и обсудили их недавние европейские гастроли, суды и скандалы вокруг коллектива, разницу в менталитете и ностальгию по Советскому Союзу.

— Скажите, по вашим личным ощущениям, мир уже действительно не будет таким, как прежде?

Алексей Горбашов: Как это ни печально, но это факт. Мы наблюдаем эти изменения во всём мире, как бы многие не старались делать вид, что ничего не происходит. Очевидно одно — нас ждут большие перемены.

— Вы только что вернулись из гастрольного тура по Европе. Как вас встречали?

Екатерина Болдышева: Я немного нервничала перед поездкой — сейчас столько противоречивой информации о том, что происходит в странах Европы, ещё и немецкие власти попросили организаторов «Русской Ярмарки» убрать из названия слово «русская» из-за опасения провокаций. Но мои страхи оказались напрасными: приём был просто великолепный, а отношение к нам — везде очень дружелюбным.   

— Правда ли, что группа «Мираж» стала единственным отечественным исполнителем на бывшей «Русской ярмарке», которая только что прошла в Германии?

Алексей: Не совсем так. Вместе с нами из России приехали несколько молодых исполнителей. Остальные участники «Ярмарки» были из Германии и других стран. 

— Группе «Мираж» в этом году 35 лет. А вашему продюсеру и композитору Андрею Литягину исполнилось 60. Как будете отмечать эти знаменательные даты?

Екатерина: Мы буквально на днях отметили юбилей Андрея. Он давно живёт за границей, и сейчас приезд жителей Европы в Россию — это большая проблема. Поэтому мы решили совместить празднование юбилея Андрея с нашими европейскими гастролями.  

Алексей: Мы собрались в Амстердаме, вместе поужинали и прогулялись по городу. Место нашей встречи было выбрано неслучайно: с этим городом у каждого из нас связано много воспоминаний и историй. Получился юбилей с оттенком ностальгии.

— Что бы вы хотели получить в подарок на день рождения группы?

Екатерина: Самый лучший подарок для коллектива, наверное, это если все участники группы найдут в себе силы преодолеть обиды и разногласия и когда-нибудь выйдут вместе на одну сцену.

— Не могу не спросить вас о скандалах, которые связаны с группой «Мираж» и о судебном деле. Расскажите из первых уст, что произошло и почему всё закончилось судом?

Алексей: Судебные процессы сопровождают «Мираж» на протяжении последних полутора десятилетий. То время от времени кто-то из «бывших» вдруг вспомнит, что имел когда-то отношение к группе и пытается что-нибудь оттяпать по старой памяти, то издатели начинают жульничать с нашими правами. Один из судебных процессов, который завершился буквально на днях, был связан с претензиями бывшего менеджера группы на товарный знак «Мираж». Права на это название принадлежат компании «Мираж-Медиа», которую мы вместе с Андреем учредили для того, чтобы управлять активами группы. Наш бывший менеджер не так давно освободился из мест лишения свободы, где он провёл семь лет за мошенничество в особо крупном размере. Он вышел на свободу и вдруг вспомнил, что когда-то имел отношение к группе, поэтому решил, что название теперь должно принадлежать ему. Очень своеобразный персонаж. На деньги, заработанные на «Мираже» ещё в конце 80-х, он открывал банки, казино, владел крупной недвижимостью. Это всё прекрасно, и, конечно, это его личное право, что делать с заработанными на группе деньгами. Но он отошёл от дел и, обладая большими средствами, не вложил в группу ни копейки! Для сравнения, другой бывший менеджер группы Андрей Разин, который в то время уже ушёл из «Миража» и занимался «Ласковым маем», купил Юре Шатунову и другим солистам квартиры. Его сейчас принято ругать, но мало кто знает реальные факты, в том числе и причины конфликта. Но это совсем другая тема. Если говорить о нашем бывшем горе-импресарио, то ни морального, ни юридического права претендовать на название группы этот человек не имеет, на что справедливо указал суд в своём решении. Несколько лет назад претензии на товарный знак уже заявлял и бывший поэт, который добровольно ушёл из проекта 30 с лишним лет назад и за эти годы тоже не сделал для группы ничего. Суд и ему отказал в иске на том же основании. Ещё ряд процессов связан с претензиями некоего издательства, которому Андрей несколько лет назад передал часть своих прав. Казалось бы, любой продюсер должен быть заинтересован в том, чтобы продвигать исполнителей и максимально эффективно использовать права, чтобы зарабатывать на этом самому и давать заработать авторам. Но в данном случае создаётся впечатление, что этому издательству права Андрея были нужны лишь для того, чтобы вставлять нам палки в колёса и изводить исками. К счастью, наши нынешние партнёры — «Издательство Джем» помогают успешно отражать эти атаки. Пока суды выносят решения в нашу пользу.

— А что касается отношений с бывшими солистками группы «Мираж»? В группе в разные годы выступали Татьяна Овсиенко, Наталья Ветлицкая, Ирина Салтыкова. Вы поддерживаете с ними общение?

Екатерина: Весь 2019 год мы провели в туре в одной программе с Татьяной Овсиенко. И сейчас я вспоминаю это время с большим теплом. А года три тому назад мы совершенно случайно встретились на новогоднем концерте с Ириной Салтыковой. Она неожиданно присоединилась к нашему выступлению, и мы спели вместе одну из наших песен — получился отличный экспромт!

Алексей: Вокруг «Миража» всегда крутились и продолжают крутиться мутные люди и проходимцы. Благодаря их усилиям уходили солистки, ссорились авторы и участники группы. К сожалению, это продолжается и сейчас. Нас всех пытаются упорно стравить и настроить друг против друга. Иногда это удаётся, а иногда нет. Как ни пытались они плести свои козни, для того чтобы вбить клин между нами и Светланой Разиной, им это не удалось. Совсем недавно мы со Светланой мило пообщались после долгого перерыва и в результате обменялись правами на те произведения, в которых она является автором текстов.

— За 35 лет какой концерт или какие гастроли запомнились вам больше всего?

Алексей: Нам доводилось летать на Крайний Север, участвовать в международных фестивалях, выступать в средневековом замке, но, наверное, самый незабываемый концерт был в Сирии. Разве можно забыть полёт на военно-транспортном самолете и выступление в 50-градусную жару? 

Екатерина: Но даже не это главное. Больше всего в память врезались лица наших военнослужащих и слова благодарности, которые они говорили нам после окончания концерта. Это действительно незабываемо!

— Кстати, вы же на концертах выступаете и со своими старыми хитами. За 35 лет не устали их исполнять? Ирина Аллегрова, к примеру, отказывается петь «Угонщицу», «Императрицу», «Младшего лейтенанта». Есть такие, с которыми вы уже категорически не хотите выступать?

Алексей: Я знаю, что многие мои коллеги мучаются от того, что годами поют песни, которые им не нравятся. К счастью, у нас такой проблемы нет, мы любим абсолютно все произведения, которые входят в наш репертуар, и получаем невероятное удовольствие от их исполнения. Надеюсь, наши зрители это чувствуют.

— Вам интересны музыкальные эксперименты? В каком стиле?

Алексей: Мы сейчас готовим программу, в которой будут довольно смелые эксперименты. Но раскрывать карты я не буду, всему своё время.

— Я читала, что вы какое-то время жили во Франкфурте. Почему выбор пал на этот город?

Алексей: Начиная с середины 90-х, мы активно гастролировали в Германии и жили, действительно, большую часть времени во Франкфурте в частной квартире или в гостинице, которая находилась в самом злачном районе города. Почему выбор пал именно на этот город? Потому что там располагались два концертных агентства, с которыми мы работали все эти годы, и потому, что Франкфурт находится посередине Германии — оттуда удобно добираться до любого места. Гостиница, в которой мы жили чаще всего, называлась ни много ни мало — «Россия». Очень приличный чистый и уютный отель, но вокруг сплошные казино и бордели, а прямо напротив въезда во двор — окошко, к которому в определённые часы выстраивалась очередь местных наркоманов за едой и таблетками. Нашему концертному агенту принадлежала доля в этом отеле, поэтому для него было предпочтительно, чтобы мы жили именно там. Правда, первое время мы чувствовали себя не совсем комфортно из-за такого необычного соседства, но на практике никаких проблем оно для нас не создавало. Как выяснилось довольно быстро, немецкие наркоманы и дамы с пониженной социальной ответственностью — вполне законопослушные граждане. А последние, кстати, исправно платят налоги, имеют социальные гарантии и по выслуге лет получают пенсию. Бывало даже забавно проходить этими переулками. Проходишь мимо весёлого дома, а дамочки преграждают тебе путь или хватают за рукав и начинают рассказывать про то, какие у них горячие девочки в борделе, предлагая зайти и убедиться в этом лично. При этом им абсолютно всё равно, что со мной под ручку идёт Екатерина. Я им говорю: «Девушки, я могу только вместе с женой пойти посмотреть на ваших девочек». А они смеются в ответ: «Твоя жена — красавица, но и наши тоже ничего, заходи, как будешь один». Дальше безобидных шуток дело никогда не заходило. Обитатели этого квартала достаточно расслабленные и неагрессивные. Единственное, что там может привести к серьёзному конфликту — это фото и видеосъёмка. За это могут не только разбить камеру и лицо, но и вызвать полицию, что намного серьёзней — за это может грозить возбуждение уголовного дела и крупный штраф.   

— Интересно поговорить об особенностях менталитета. Чем немцы отличаются от русских?

Алексей: Немцы — невероятные работяги. Они очень обязательные и пунктуальные, с ними всегда приятно иметь дело. В общении они простые, открытые и приветливые. 

Екатерина: В Германии вообще принято здороваться с незнакомыми людьми, если ты встретился, например, с кем-то в лифте или на лестнице. Но при этом с ними вот так вот запросто не поговоришь «по душам», как у нас это принято. 

Алексей: Есть много вещей, которые русскому человеку сложно понять и принять. Например, если я захочу пригласить девушку в кино или в ресторан, она не позволит мне заплатить за свой билет или кофе, здесь так принято. Немец может выпивать весь вечер со знакомым, а потом «заложить» его полицаям, если тот выпивши сядет за руль, чтобы доехать пару кварталов до дома. Это всё странно наблюдать, но таких странностей очень много. 

— Вы много гастролируете. Посоветуйте нашим читателям, что нужно непременно увидеть в России?

Екатерина: В нашей стране есть много удивительных мест с неповторимой природой: Байкал, Дальний Восток, Кольский полуостров…

Алексей: Это Москва, Питер, Кижи, Соловки.

— Какое самое вкусное блюдо вы когда-либо пробовали? И где это было?

Алексей: Самые вкусные блюда готовит дома Екатерина. Я обожаю её борщ.

Екатерина: Это явное преувеличение. Самые вкусные и необычные блюда нам довелось отведать в Женеве. Организаторы наших концертов пригласили нас в ресторан французской кухни, где готовят какие-то удивительные изысканные блюда. Никогда не пробовала ничего подобного!   

— Сейчас много говорят о советском периоде в положительном ключе, многие даже не отказались бы вернуться в то время. Как вы считаете, почему люди так ностальгируют по СССР?

Алексей: Это счастливое время, когда у людей была вера в светлое завтра, не было кредитов и ипотек. Это время, когда во всём мире было снято огромное количество киношедевров и написано немыслимое количество потрясающей музыки. Неудивительно, что не только у нас, но и во всём мире есть ностальгия по 80-м. 

— Екатерина, Алексей, вы вместе уже 30 лет. Почему решили не регистрировать ваши отношения?

Екатерина: Мы слишком мало знаем друг друга. Шутка! На самом деле, человеческие отношения — очень хрупкая вещь, они могут сломаться в одну секунду, и никакая отметка в паспорте не станет защитой или гарантией. Мы уже достаточно долго вместе, и я не думаю, что надо что-то менять. Но я не призываю никого следовать нашему примеру.    

— Как вы считаете, что главное в семейной жизни?

Екатерина: Согласие и любовь. 

— Кстати, а как вы пережили пандемию, 24 часа вместе, да ещё и без концертов?

Екатерина: Это был, пожалуй, один из самых счастливых периодов жизни. Мне удалось, наконец, по-настоящему отдохнуть и вдоволь насладиться домашними делами. 

Алексей: Да, за это время мы поняли, что можем находиться в замкнутом пространстве неограниченное время, даже стать участниками экспедиции на Марс.

— И последний вопрос, за 35 лет существования группы, что самое странное делали ваши поклонники?

Екатерина: Некоторое время назад меня изводил своими звонками и письмами один поклонник. Он плодил в Сети мои странички, обрывал телефоны всех моих родственников и знакомых. Ему не нравились какие-то мои фотографии, и он требовал их удалить. Так длилось два года, а потом он куда-то резко исчез. 

Фото: личный архив артистов

Автор: Мария Прохорова, 07.11.2022

https://life-instyle.com/interview/